В США открыли приют для приматов, на которых ставили лабораторные опыты

Запретить опыты на обезьянах?

Америка решает, прекращать ли медицинские эксперименты на шимпанзе
В оживлённой дискуссии участвуют учёные, бизнесмены, политики, защитники животных и журналисты.
Николай Третьяков, Компьюлента

США – одна из двух стран, где разрешены медицинские эксперименты на шимпанзе (вторая – Габон). Исследования здесь организованы следующим образом. Существуют три центра, проводящих эксперименты, – два в Техасе (с прямым государственным и смешанным грантовым финансированием) и один самофинансируемый в Луизиане (New Iberia Research Center, NIRC); некоторые из содержащихся в центрах шимпанзе принадлежат государственной организации National Institutes of Health (NIH, исследовательской ветви американского Минздрава). NIH содержит два дома престарелых для отработавших (отработанных?) приматов – в Луизиане и Нью-Мексико.

В 2010 году NIH спровоцировала дискуссию в обществе, вознамерившись вернуть 186 шимпанзе-пенсионеров в строй. Защитники животных Humane Society of the United States (HSUS), приматолог Джейн Гудолл и множество активистов довели NIH до обращения в январе 2011-го к американскому Институту медицины (IOM) с просьбой о проведении независимой экспертизы целесообразности дальнейших медицинских экспериментов над шимпанзе. Общественное мнение было подогрето ещё в 2009 году документальным телефильмом о центре в Луизиане: агент HSUS девять месяцев работала в нём «под прикрытием», зафиксировав на скрытую камеру, как кусачего детёныша шимпанзе били по голове, как взрослый шимпанзе под анестезией падал с высоты на бетонный пол, и т. п. Штрафы и инспекции NIRC государственными органами – последовали.

Центр в Луизиане находится под огнём критики ещё и потому, что 85% доходов получает от частных фармацевтических компаний, арендующих обезьян для экспериментов. Сторонники продолжения опытов на приматах считают, что это необходимо для работы над вакциной от гепатита C (170 млн заражённых), создания более эффективных препаратов для лечения гепатитов A и B, многоцелевого тестирования моноклональных антител, разработки вакцины от респираторного синцитиального вируса (66 тыс. детских смертей в год по всему миру). Защитники интересов человечества (и фарминдустрии) указывают, что содержание обезьян стоит NIH всего $12 млн в год, а прямые и косвенные потери от замедления работы над вакцинами выльются в миллиарды. И вообще, иностранные компании 27 раз с 2005 года проводили эксперименты на луизианских шимпанзе, а активистка HSUS могла бы поймать падающую на бетонный пол обезьяну, а не снимать это на камеру!

В ситуацию вмешались и законодатели. На рассмотрение конгресса в апреле 2011 года был представлен законопроект Great Ape Protection and Cost Savings Act. (Вчитайтесь в название, насладитесь!) Его основной автор, член Палаты представителей от Мэриленда республиканец Роско Бартлетт (физиолог, работавший с обезьянами в НАСА в 1960-е), считает, что опыты над шимпанзе не оправданы в первую очередь экономически: приматов, дескать, слишком мало используют в исследованиях. «У нас есть отличная возможность сэкономить деньги налогоплательщиков и помочь животным», – говорит г-н Бартлетт.

Таким образом, есть разные перспективы развития ситуации. Первая: если NIH откажется от использования обезьян по выводам всё ещё заседающей комиссии Института медицины, центр в Луизиане потеряет госзаказы, но может выиграть от закрытия связанных с государством конкурентов (директор скромно обещает «выжить»). Вторая перспектива: если закон «О спасении обезьян в целях экономии» будет принят, шимпанзе перестанут заражать гепатитом, но лишат пенсионного довольствия и выпустят на волю бог знает где, а фармкомпании будут преспокойно экспериментировать на шимпанзе в Габоне, где и законодатели душевно проще, и защитников животных меньше, и свежие обезьяны водятся (международная торговля приматами для экспериментов запрещена, а над естествоиспытателями из Луизианы висит угроза расследования по обвинению в незаконном разведении шимпанзе).

Оппоненты опытов на приматах утверждают, что, хотя ДНК шимпанзе на 99% совпадает с человеческой и ближайшие родственники людей заражаются человеческими болезнями, реагируют приматы на них не совсем так, как люди; что первая вакцина от гепатита B была создана на основе крови заражённых людей; что технология разведения и наблюдения бактерий и вирусов in vitro совершенствуется. С другой стороны, если бы талидомид протестировали на обезьянах (а не на генетически менее сходных с людьми мышах), тысяч человеческих трагедий можно было бы избежать.

В любом случае проблема американских шимпанзе – тяжёлое, но полезное упражнение в практической этике (а точнее – case study).

Из комментариев читателей «Компьюленты»
(самый короткий и ёмкий камент здесь не приведен по цензурным сображениям – ВМ 🙂
Вакцины и всё такое надо тестировать на зоозащитниках – они с людьми совпадают генетически, но отличаются в некоторых деталях поведения. Думаю, гуманисты против этого возражать не станут.
Пускай сторонники закрытия лично лицом к лицу, например, объяснят этическую целесообразность решения паре-тройке пациентов, медленно умирающих от гепатита C. Это несколько освежит сознание.

3 интересных эксперимента с обезьянами

1. Рыночные отношения

“Американские этологи провели эксперимент по введению «трудовых» отношений в стае обезьян шимпанзе. Они придумали в вольере «работу» и «универсальный эквивалент» – деньги. Работа состояла в том, чтобы дергать рычаг с усилием в 8 килограммов. Значительное усилие для некрупных шимпанзе.Это для них настоящий малоприятный труд. За каждый качок рычага обезьяна получала ветку винограда. Как только шимпанзе усвоили простое правило «работа =вознаграждение», им тут же ввели промежуточный агент – разноцветные пластмассовые кружочки. Вместо винограда шимпанзе стали получать жетоны разного«номинала».

За белый жетон можно было купить у людей одну ветку винограда, за синий – две, за красный – стакан газировки и так далее. Вскоре обезьянье общество расслоилось. В нем возникли те же самые типы, что и в человеческом стаде. Появились трудоголики и лодыри, бандиты и накопители. Одна обезьяна умудрилась за 10 минут поднять рычаг 185 раз! Очень денег хотелось заработать. Кто-то из шимпанзе предпочитал не работать, а отнимать у других. Но главное, что отметили экспериментаторы, у обезьян проявились те черты характера,которые ранее не были заметны – жадность, жестокость и ярость в отстаивании своих денег, подозрительность друг к другу.

В продолжение изучения экономического поведения, обезьянам вручили «деньги» в виде серебряных дисков, с отверстием в середине. Через несколько недель капуцины усвоили, что за эти монетки можно получать пищу.Экспериментатор, который в молодости увлекался марксизмом, не стал проверять,правда ли труд превращает обезьяну в человека. Он просто раздал обезьянам эти монетки и научил использовать их для покупки фруктов. Перед этим выяснили, кто что любит, чтобы установить для каждой из обезьян свою шкалу предпочтений.

Сначала такса была единой – за кислое яблоко и кисть сладкого винограда просили одинаковое количество монет. Естественно, яблоки не пользовались успехом, а запасы винограда таяли. Но картина резко поменялась,когда цена на яблоки вдвое снизилась. После довольно долгого замешательства,обезьяны решали практически полностью потратить свои монеты на яблоки. И только изредка позволяли себе полакомиться виноградом. Типичное поведение людей в универмагах во время распродаж”. (с.)

“В один из дней, когда все подопытные животные в общей клетке уже знали, что одни предметы стоят дороже, а другие дешевле, одна из обезьян проникла в отсек, где хранилась коммунальная касса и присвоила все монетки себе, отбиваясь от людей, пытавшихся отобрать у нее металлическую добычу. Так обезьяны совершили первое «ограбление банка».

Прошло еще несколько дней и капуцины открыли для себя феномен проституции. Молодой самец дал монетку самке. Ученые думали, влюбился и сделал подарок. Ан нет, «девочка» вступила за деньги с кавалером в половую связь, а затем пошла к окошку, за которым дежурили ученые, и купила у них несколько виноградин. Все остались довольны, особенно биологи, научившие зверей азам капиталистической экономики”.

2. Как подавляется личность

Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница.

Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан.

Как только она дотронулась до лестницы, вы открываете кран и из шланга поливаете ВСЕХ обезьян очень холодной водой.

Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомитЬся бананом. Те же действия с вашей стороны.

Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа.

А теперь уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной.

Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать.

К своему ужасу, она увидела злые морды остальных обезьян, атакующих ее.

После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся.

Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую.

Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом).

И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся 5 обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.

Потому что тут так принято…

Представьте себе, в клетках рядом сидят обезьяны.

У каждой обезьяны в клетке есть рычаг. И если двинуть этот рычаг взад-вперёд (а это довольно тяжело), обезьяна получает кусочек огурца.

Обезьяны любят огурцы. Поэтому они иногда подходили к рычагу, двигали его, получали “зарплату” и были счастливы.

А потом подлые экспериментаторы одной из обезьян стали давать не унылый огурец, а сладкий виноград.

А виноград обезьяны любят гораздо сильнее.

И что же остальные обезьяны? Они устроили бунт, глядя как их коллега за те же движения рычага получает больше (то есть, вкуснее) их. Они стали орать, трясти решётки, совсем перестали двигать тяжёлые рычаги, а кое-кто даже в знак протеста обмазал свой рычаг своим же помётом.

Обезьяны отказались от заработанного огурца, который был вкусным, пока мажор рядом не стал жрать виноград.

Найдены дубликаты

Этот знаменитый эксперимент описан в книгах Вербера “Империя Ангелов” и в трилогии “Мы боги”

еще один адепт плоской земли. сам в космосе не был -значит земля плоская)))

бл.ть. точно. )))сколько книг написано и фильмов снято про спид. а он вон что михалыч. п.здешь все это . нет спида. )))

В бокале находятся блохи. Край бокала как раз на такой высоте, которая позволяет им перепрыгнуть его.

Затем на бокал кладут стекло, закрывающее выход.

Сперва блохи прыгают и ударяются о стекло. Потом, чтобы не причинять себе боли, они начинают прыгать так, что не ударяются о крышку. Через час нет ни одной блохи, которая бьется о стекло. Все уменьшили высоту прыжка, чтобы остановиться ниже потолка.

Если убрать стекло, блохи будут продолжать прыгать так, как если бы бокал был закрыт.

А мы, где наша крышка?

адептов плоской земли этим не пронять. им надо чтоб они лично принимали участие))). тогда поверят))

Зефирный эксперимент Уолтера Мишела или Стэнфордский зефирный эксперимент

Вся наша жизнь — это постоянный выбор. Выбрать легкий путь, чтобы было хорошо прямо сейчас, или подумать о будущем? Одни люди выбирают путь ограничений, дисциплины, стремясь к достижению своей цели, а другие предпочитают жить сегодняшним днем.

Стэнфордский зефирный эксперимент, известный также как «тест маршмеллоу», был направлен на исследование механизма отсроченного удовольствия. Он проводился в 1960-70-е годы XX века под руководством психолога Уолтера Мишела.

Ход эксперимента и выводы

Изначальной целью эксперимента было исследование волевых процессов у детей. Выборка состояла из более чем 90 детей, обучавшихся в дошкольном детском учреждении при кампусе Стэнфордского университета.

Сам опыт был очень простым. Группе детей 4-5 лет было предложено на выбор: получить угощение прямо сейчас или подождать 15 минут и получить угощение в двойном размере. В качестве поощрения использовались зефирки (маршмеллоу) или печенье. Ведущий показывал угощение, давал его ребенку и вместе с этим озвучивал предложение: одну сейчас или две потом, спустя 15 минут. Затем экспериментаторы выходили, оставляя детей одних. Их действия записывались на скрытую камеру.

На записи можно увидеть, как дети стараются отвлечь себя от соблазна съесть лакомство сразу. Некоторые из них переключались на другую деятельность, другие пытались структурировать время, которое в ожидании тянулось так долго.

Эксперимент показал, что у большинства детей 4-5 лет волевые процессы еще не сформированы: они не способны отказаться от удовольствия прямо сейчас, чтобы потом получить еще больше. Большинство детей съедали зефир сразу или когда экспериментатор выходил за дверь. Но некоторые способны были потерпеть 15 минут, чтобы получить дополнительную награду. Результаты эксперимента были опубликованы в 1972 году [6].

Ученые наблюдали за тем, как сложилась жизнь детей после эксперимента, и отметили интересную закономерность. Перед тем, как провести эксперимент, Мишел собрал контактные данные у родителей испытуемых, а затем осведомлялся об их жизни в течение 40 лет. У детей, которые выбрали отсроченное удовольствие, в целом жизнь складывалась лучше, чем у тех, что выбирали получить угощение сразу. У них были лучше показатели умственного развития, они были более организованными, в лучшей физической форме. Эти дети лучше сдали тесты успеваемости SAT по итогам обучения в средней школе, они не имели проблем с наркотиками, ожирением, не проявляли асоциального поведения. Результаты долгосрочного исследования были опубликованы в 1990 году.

Ученые собрали уже взрослых участников самого первого зефирного эксперимента, показавших наиболее экстремальные результаты. Им был предложен новый, контрольный тест. Но на этот раз вместо зефира ученые показывали добровольцам картинки с счастливыми или страшными выражениями лиц. По инструкции, они должны были нажимать на кнопку и подавать сигнал, когда видят определенных людей. Однако, испытуемые предпочитали нажимать на кнопку, когда видели счастливых людей, а не тех, которых показали им экспериментаторы. Так психологи сделали вывод, что и много лет спустя этим людям оказалось так же трудно отказать себе в сиюминутном удовольствии.

Читайте также:  В России могут ограничить количество домашних животных в квартирах

Особенности формирования воли у детей 4-5 лет

Формирование воли – это переход внешнего социального контроля к внутреннему самоконтролю личности. И. П. Павлов отмечал, что в процессах волевой регуляции принимает участие весь мозг целиком. Однако, особое значение имеет функциональный блок программирования, регулирования и контроля психической деятельности, который находится в лобных долях коры головного мозга. При повреждении этих долей наблюдается патологическое безволие — абулия [7].

Формирование воли у детей начинается еще в младенческом возрасте. Когда ребенок тянется за понравившейся игрушкой, он совершает волевой акт, направленный на достижение цели. По данным отечественных исследователей возрастной психологии (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев), у детей младшего дошкольного возраста постановка цели носит импульсивный характер и более связана с сиюминутными желаниями. Но чем ребенок старше, тем больше он способен ставить осознанные цели, важные не только для него, но и для окружающих. Например, старший дошкольник может сделать рисунок, чтобы порадовать маму на предстоящем празднике.

Мотивы детей дошкольного возраста могут сменять друг друга, подкрепляться друг другом или вступать в конфликт. В конце концов, один мотив становится ведущим и подчиняет себе другие. Но сильное эмоциональное побуждение способно быстро поменять расстановку приоритетов. Например, ребенок уже приучен здороваться со взрослыми, но забывает поздороваться с бабушкой, которая принесла ему подарок. Яркие эмоции определяют ведущий мотив в данной ситуации.

К старшему дошкольному возрасту ребенок уже способен осознавать борьбу мотивов и регулировать свои действия волевым усилием, то есть уже может отказываться от сиюминутного приятного действия, чтобы достичь чего-то более важного и избежать нежелательного. Поведение ребенка становится все более личностным, внеситуативным, теряет свою непосредственность. Так ребенок усваивает нравственные нормы [6].

В 2012 году ученые из Рочерстерского университета опубликовали результаты усложненного «зефирного эксперимента». Они повторили его с группой из 28 детей, но предварительно разделили детей на две группы. Испытуемым в первой группе сделали приятные подарки — карандаши и мелки, затем попросили подождать немного, пообещав подарить еще несколько. Но дети так и не дождались обещанного. Во второй группе дети действительно получили обещанные подарки через некоторое время.

Это предварительное испытание повлияло на результаты последующего эксперимента. Дети из первой группы гораздо чаще выбирали съесть зефир сразу, а дети из второй группы чаще дожидались второй порции зефира. Ведь испытуемые первой группы уже имели негативный опыт, когда обещание не было выполнено, а дети из второй группы имели опыт выполненного обещания. Результат эксперимента доказывает, что на принятие решения об отсроченном удовольствии в значительной степени влияет предыдущий опыт и обстоятельства [3], [4].

А как у животных?

Совсем недавно ученые в штате Джорджия провели эксперимент на шимпанзе, выясняя связь между уровнем их интеллекта и отсроченным удовольствием. Ученые взяли за основу зефирный эксперимент, более всего их интересовали данные о связи уровня общего интеллекта (general intelligence) со способностью применить силу воли, чтобы дождаться отсроченной награды.

У 40 взрослых шимпанзе измерили уровень интеллекта, а затем предложили им на выбор 4 либо 12 виноградин. Если они выбрали первый вариант, то угощение сразу клали им в миску. Если выбирали 12, то экспериментатор давал их по одной с задержкой в 3, 10 и 20 секунд. Каждая попытка продолжалась 120, 180 или 300 секунд. Всего было проведено по 40 экспериментов разной длительности. Было учтено и то, как часто обезьяны выбирали большее вознаграждение, и то, хватало ли им терпения дождаться, чтобы все виноградины оказались в миске.

Затем ученые сопоставили результаты эксперимента и уровень интеллекта каждой из обезьян. Была выявлена четкая корреляция между уровнем интеллекта и пропорцией, в которой шимпанзе выбирали 12 виноградин (во всех трех сериях p Показать полностью

«Источник отчаяния» – эксперимент на обезьянах, выросших в социальной изоляции

Согласно теории эволюции Дарвина, обезьяны — это наши «предки» в животном мире. Их мозг по своему строению довольно близок к человеческому, а значит, они способны испытывать столь же сильные и глубокие эмоции. Тем более жестоким и бесчеловечным выглядит эксперимент, проведенный на этих высокоразвитых животных в 1960 году ученым Гарри Харлоу, получивший впоследствии название «Источник отчаяния».

Автор эксперимента Гарри Харлоу: биография

Гарри Фредерик Харлоу — американский психолог, родился в 1906 году в штате Айова. В 1930 г. получил степень бакалавра и доктора философии в Стэнфордском университете. Затем он поступил на работу в Университет Висконсина, где вскоре основал Лабораторию психологии приматов. Интересный факт, что среди ее научных сотрудников был известный психолог Абрахам Маслоу, который позже основал школу гуманистической психологии.

Харлоу очень интересовала идея любви как основного свойственного людям чувства. С 1957 года он проводил опыты на макаках-резусах, пытаясь понять, как именно это чувство возникает. В то время существовала теория природы любви к матери как источнику еды. Возникнув таким образом, это чувство распространялось затем на других членов семьи. Харлоу поставил себе задачу выяснить, как же обстоят дела на самом деле. Он также хотел доказать психологическому сообществу, что исследования приматов помогают пониманию важных клинических проблем.

Харлоу начал свои исследования в то время, когда психология как наука еще не пользовалась заслуженным уважением общества, и поднял много важных социальных вопросов. Несмотря на жестокость эксперимента, данные его исследования внесли огромный вклад в развитие науки и дали человечеству уникальные знания: он открыл так называемую «теорию привязанности». Ее суть состояла в том, что потребность в привязанности матери к ребенку является даже более сильной и важной для жизни, чем потребность в еде.

В 1971 году Харлоу потерял жену: она скончалась от рака. С тех пор его поведение и интересы заметно изменились. Он продолжал свои опыты на обезьянах, но теперь он изучал причины возникновения клинической депрессии. Умер Гарри Харлоу в 1981 году от болезни Паркинсона.

Источник любви

Гарри Харлоу разработал обширный инструментарий для исследования интеллекта и обезьян. Для начала он выяснил, что интеллектуальные способности макак-резус гораздо выше, чем принято было считать ранее. Они были способны успешно решать сложные задачи. Но затем исследования приняли неожиданный оборот. Ученый решил изолировать новорожденных детенышей обезьян от их матерей и сверстников, чтобы посмотреть, что из этого выйдет.

Он заметил, что маленькие обезьянки питали привязанность к махровым полотенцам, которыми устилался пол камеры. Они сопротивлялись, когда их пытались отнять, обнимали их и прижимали к себе.

Сам Гарри кормил обезьянок молоком из маленьких бутылочек с соской. Однако, они не воспринимали его как мать и отворачивались тут же, как только насыщались. А вот полотенце вызывало гораздо более сильные эмоции. Это навело Харлоу на мысль, что теория любви к матери как источнику питания может оказаться неверной.

Он решил проверить свою идею и соорудил для обезьянок две модели «суррогатной матери». Одна представляла собой проволочный каркас с закрепленным на нем «молочным соском», из которого обезьянки могли поесть. Вторая была мягкой, сшитой из пушистой махровой ткани. Харлоу обнаружил, что малыши забирались на «проволочную мать», только если хотели есть, а все остальное время проводили с «мягкой матерью», сидя на ней или обнимая ее. Он модифицировал конструкцию «мягкой матери», снабдив ее механизмом, который периодически сбрасывал детенышей с ее живота. Следующая модификация включала время от времени выступающие иглы. Несмотря на неудобство и боль, детеныши ждали, когда иглы уйдут, и продолжали прижиматься к «мягкой матери». И в последнем опыте «мягкая мать», вначале имеющая нормальную температуру, внезапно сильно охлаждалась, как бы демонстрируя материнское отвержение. По свидетельству Харлоу, это вызывало у животных «психологическую смерть».

Если он помещал обезьянок в отдельное помещение с проволочной фигурой, дающей еду, они забивались в угол и плакали, несмотря на наличие еды. И наоборот, с мягкой игрушкой они даже в отсутствие еды вели себя спокойно и были расслаблены. По итогам эксперимента Харлоу выдвинул смелое предположение: главная функция кормления у млекопитающих — обеспечение частого физического контакта младенца и матери. Его открытие произвело настоящую революцию в психологии и практике воспитания детей. Даже производители детских вещей сменили ассортимент, выпуская теперь удобные слинги для ношения младенца. Роддома и больницы изменили свою политику, обеспечивая возможность частого контакта матери с ребенком.

Последствия нарушения привязанности

Вскоре Харлоу заметил, что выросшие подопытные обезьянки были не совсем психически здоровы. Они избегали общения с сородичами, проявляли агрессию, многие имели признаки аутизма: раскачивались, кусали себя, даже отгрызали собственные пальцы. У них напрочь отсутствовал инстинкт размножения: самки не подпускали к себе самцов. Ученый был раздосадован, но признал очевидное: для психического здоровья обезьянам необходимо общение с сородичами, не менее получаса в день.

Он был весьма заинтересован в том, какое потомство дадут самки, побывавшие в изоляции. Для очередного эксперимента он придумал жестокое приспособление: «раму для изнасилования». Самки обезьян фиксировались этим устройством, и их беспрепятственно могли оплодотворить самцы. Результаты опыта были печальны: многие самки убили свое потомство, другие не обращали на детенышей никакого внимания. Лишь отдельные особи вели себя как настоящие матери, что было больше похоже на исключение из правила.

«Яма отчаяния»

Свои первые эксперименты Харлоу проводил в особой клетке, имеющей стальные стенки, одна из которых была оборудована небольшим зеркалом для одностороннего наблюдения снаружи. Подопытные обезьяны оказывались изолированными от внешнего мира в этой клетке, и лишь иногда они могли видеть руки экспериментаторов, которые меняли им подстилку, приносили еду или воду.

Но позже клетка была модифицирована — превращена в вертикальную камеру, которую сам Харлоу назвал «Ямой отчаяния» или «Колодцем одиночества». По свидетельству писательницы Деборы Блум, коллеги уговаривали его не использовать столь драматичное название, ведь оно могло привлечь негативное внимание общественности. Однако Харлоу настаивал на своем.

Он понимал состояние человека в депрессии как «погружение в пучину отчаяния» и пытался воспроизвести его физически. Для этого камере придавалась форма перевернутого конуса с закрытым решеткой отверстием наверху и гладкими стенками. Первые дни животные пытались вырваться из этой камеры, но затем теряли всякую надежду на это и забивались в угол, теряя всякую волю к сопротивлению.

Их состояние значительно ухудшилось, и даже после возвращения в компанию сородичей они проявляли признаки подавленности, характерной для депрессии. Они сидели в углу и не двигались, не исследовали окружающее пространство даже спустя 9 месяцев после опыта. Их психика была полностью разрушена. Этот эксперимент доказал, что даже приятное общество, нормальное детство и любящие родители не дают гарантии, что депрессия не возникнет когда-либо в будущем.

Критика и движение в защиту прав животных

Несмотря на пользу открытий Харлоу для науки, его опыты жестко критиковались научным сообществом за их вопиющую неэтичность. Все обезьяны в лаборатории Харлоу непрерывно страдали: их разлучали с детьми, не давали общаться с сородичами, вызывая у них сильнейший эмоциональный стресс.

Жестокость эксперимента хорошо иллюстрирует следующая история. Харлоу и его коллега Стефан Суоми описали, как они безуспешно пытались вызвать психопатологию у новорожденных обезьян. В это время их посетил британский психиатр Джон Боулби, также занимавшийся исследованием привязанностей у детей. Выслушав рассказ Харлоу о неудачном опыте и осмотрев лабораторию, Боулби спросил: «Зачем вы пытаетесь вызвать психопатологию у обезьян? Сейчас в вашей лаборатории больше обезьян с психопатологией, чем когда-либо свет видывал».

Коллеги критиковали Харлоу за то, что он настолько жестокими экспериментами подтверждал очевидные вещи: обезьяны сходят с ума, если их лишить общества сородичей и изолировать в мрачной камере, а травмированные малыши ищут утешения у матери.

Также вызывало беспокойство научного сообщества то, что ученики Харлоу распространились по всей стране, и многие из них пытались повторить его эксперименты. Они использовали различные виды обезьян, чтобы выяснить, являются ли результаты исследований общими для всех видов, а значит, могут ли они быть перенесены на человека. В борьбу с экспериментами такого рода вступили защитники животных. Они считали, что ученые проводят опыты ради опытов, при этом игнорируя значительный накопленный опыт наблюдений за обезьянами в живой природе, который может дать те же выводы. Это привело к возникновению целого движения против опытов на животных и жестокого обращения с ними.

Сам Харлоу признавал жестокость своих работ: «В нашем исследовании психопатологии мы стали, как садисты, пытающиеся создать ненормальность». Однако он не испытывал теплых чувств к животным, и перед смертью писал в одной из своих последних работ, что не любит ни собак, ни кошек, ни, уж тем более, обезьян и не понимает, как можно их любить.

Возможно, способность к любви ученый утратил после смерти любимой жены. А может, и раньше. История об этом умалчивает. Но совершенно точно были личные причины, побуждающие его к исследованиям в течение всех этих лет. Он никогда не жалел о проведенных экспериментах, свято веря в то, что несет пользу человечеству.

Читайте также:  В США нашли кота-мутанта со странными лапами: видео
Список использованной литературы:
  • 1. Биография Гарри Харлоу – www.psy.pdx.edu/PsiCafe/KeyTheorists/Harlow.htm
  • 2. Peoples and Discoveris: Harry Harlow – www.pbs.org/wgbh/aso/databank/entries/bhharl.html
  • 3. Источник отчаяния – https://psychologyc.ru/istochnik-otchayaniya/
  • 4. The Nature of Love. Harry F. Harlow. – 1958. – University of Wisconsin/
  • 5. Питер Сингер «Освобождение животных». – Центр защиты прав животных «Вита», перевод на русский язык, 2009
  • 6. The Science of Love: Harry Harlow & the Nature of Affection — English for ESL Psychology Students.- http://gyg-coolteacher24.blogspot.com/2010/07/science-of-love-harry-harlow-nature-of.html

Автор: Надежда Козочкина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

  • Писать или не писать? – вот в чем вопрос https://psychosearch.ru/7reasonstowrite
  • Как стать партнером журнала ПсихоПоиск? https://psychosearch.ru/onas
  • Несколько способов поддержать ПсихоПоиск https://psychosearch.ru/donate

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

«Практики»: Гуманизация высших приматов. Эксперимент Уинтропа Келлогга

Предпосылки эксперимента

Уинтроп Келлогг – американский психолог (1898-1972), снискавший славу одиозного экспериментатора. Дело в том, что он проводил эксперименты в области сравнительной психологии приматов, а конкретнее – он пытался воспитать шимпанзе как человека в условиях нормальной среднестатистической семьи.

Уинтроп Келлогг с шимпанзе по имени Гуа (1931 г.)

Такая идея возникла у Келлогга еще во времена учебы в Колумбии, когда он столкнулся с журналистскими статьями о «волчьих детях» в Индии. Больше всего ученого заинтересовал тот факт, что возвращенные в лоно цивилизации «маугли» так до конца и не могли социализироваться и часто проявляли повадки своих «родителей».

Однако исследователь полагал, что эти дети рождаются с нормальными интеллектуальными способностями, так как прекрасно адаптируется к окружающим их условиям. Уинтроп Келлогг верил – главная проблема при социализации детей, выращенных дикими животными, состояла не в их принципиальной недоразвитости, а в исключительном влиянии раннего опыта и существовании особого, критического психического опыта, пережитого в младенчестве и детстве.

Вдохновившись историями о детях «маугли», Уинтроп Келлогг решает проверить сформулированные им в статье «Гуманизация обезьяны» («Humanizing of Ape») тезисы. Сама же статья была опубликована в журнале «Psychological Review» (№38). Психолога интересовало «относительное влияние природы и воспитания на поведение».

В силу того, что проводить эксперимент, в котором испытуемым стал бы ребенок, значило нарушить те немногие этические нормы, существовавшие в научно-психологической среде того времени, от этого варианта решили отказаться:

«Человеческого младенца с нормальным интеллектом поместят в дикую среду и [будут наблюдать]… за его развитием в этой среде»

Поэтому Келлогг и его жена Люэлла создали проект эксперимента, в котором условия воспитания были бы обратными. То есть дикое животное помещалось бы в человеческую социальную среду и воспитывалось бы в ней. Подобный эксперимент уже проводили за год до Келлоггов – сделал это Карлайл Джейкобсен (1930), но полученные им результаты были отрицательными. К тому же Келлогг раскритиковал эксперимент своего предшественника. Ученый аргументировал это так: Карлайл выбрал уже годовалого шимпанзе, который, к тому же, некоторое время жил в зоопарке, а значит у него сформировалось отношение к людям как к хозяевам, а к себе – как к животному. В противовес этому, ключевое положение своего проекта Келлог сформулировал так:

«Cоздание атмосферы, в которой животное всегда воспринималось как человек, и никогда – как питомец».

В итоге было решено воспитывать обезьяну в домашней среде вместе с их девятимесячным ребенком – малышом Дональдом. Первоначальный план эксперимента предполагал переезд в Западную Африку, но банальное отсутствие средств чуть было не уничтожило перспективу исследования. Спас Келлоггов Роберт Йеркс, у которого Уинтроп в 1931 году взял на попечение семимесячную самку шимпанзе Гуа.

Ход эксперимента

Дональда и Гуа воспитывали наравне, не делая между ними разницы. Их обоих одевали, сажали на детский стульчик во время еды, кормили с ложки, мыли и обучали. Не удивительно, что шимпанзе и ребенок быстро сошлись и стали неразлучны.

Гуа и Дональд в предверии тестов на быстроту реакции

Через несколько месяцев Уинтроп и Люэлла приступили к тестам на сообразительность, быстроту реакции и умение определять направление звука. Один из тестов выглядел так: посреди комнаты подвешивали на нитке печенье, а Дональду и Гуа выдали палки, наблюдая, кто быстрее сообразит, как достать лакомство.

Во время другого теста шимпанзе и ребенку завязали глаза и звали по имени. Обоим подопытным давали одинаковые предметы (ложку, карандаши и бумагу, подобие велосипеда) и сравнивали скорость освоения предметов. Было несколько тестов на реакцию: на громкий звук, на долгое воздействие (ребенка и шимпанзе крутили на стуле вокруг своей оси продолжительное время), на отложенную реакцию (мама или папа прятались за ширмой, а подопытные должны были пойти за ними).

Гуа проявляла большую смекалку во всем, что касалось подвижности и способов добычи пропитания, в то время как Дональд в разы лучше осваивал привычные нам предметы: ложку, тарелку, карандаши и бумагу.

Всего обезьяна и человеческий детеныш провели вместе 9 месяцев: начался эксперимент в 1931, а закончился 28 марта 1932. Предполагалось что эксперимент продлится 5 лет. Как нетрудно догадаться, исследование не завершилось, ведь Келлоггам не удалось сделать из шимпанзе человека. Самые крупные их успехи – это обучение Гуа прямохождению и использованию ложки во время еды. Шимпанзе немного понимала человеческую речь, но сама говорить не могла (даже самых простых слов). Обезьяна, в отличие от Дональда, не смогла освоить даже такую простую человеческую игру, как «ладушки». И все-таки, почему же эксперимент прервали так рано?

Дело в том, что Уинтропа и Люэллу напугало отставание в развитии их сына Дональда. В 19 месяцев мальчик знал и использовал только три слова, просил еду, ухая и подражая обезьяньему лаю. Мальчик стал слишком сильно подражать своей «сестренке», и Келлогги закончили опыт. Нельзя сказать, чтобы гипотеза Уинтропа Келлогга о влиянии естественной среды и воспитания на формирование поведенческих паттернов была полностью опровергнута, но очевидно, что общей воспитательной среды оказывается недостаточно, чтобы направлять психическое развитие в нужное русло.

К сожалению, судьба Дональда так и осталась неизвестной, в то время как о Гуа известно чуть больше. Жизнь испытуемой сложилась трагично: её вернули в центр исследования приматов, где она умерла через несколько лет. Больше подобных экспериментов не проводилось.

Критика

Как ни странно, но довольно странный эксперимент Уинтропа Келлогга относительно благосклонно приняли в научной среде. Хотя такая лояльность легко объяснима тенденциями американской психологической науки начала XX века – радикальный бихевиоризм и научный позитивизм давали свои плоды. В статье в «Time» под названием «Baby & Ape» исследователь написал:

«Гуа, воспринимаемая как человеческий ребенок, вела себя как человеческий ребенок за исключением тех случаев, когда ей мешали её тело и мозг. Эксперимент был прекращен».

В конце концов, материалы эксперимента легли в основу книги Келлога «The Ape and The Child», выпущенной в 1933 году. Впрочем, была и критика. Так, несколько психологов высказали неодобрение в связи с тем, что в качестве объекта исследования был выбран младенец. Это показалось им неэтичным. Другие критиковали Келлогга за отлучение шимпанзе от матери и животного социума, что автоматически делало дальнейшую жизнь Гуа крайне трудной даже в условиях исследовательского центра.

Выводы

Похоже, что попытка очеловечить животных, даже родственных нам приматов, не может увенчаться успехом. Воздействие среды, на которое надеялись чета Келлогг, оказалось недостаточно сильным, в то время как общение с кусочком живой природы отрицательно повлияло на их сына.

Дональд и Гуа играют в мяч (конец 1931 г.)

Если же смотреть на результаты исследования с позиции Келлогга, то всё выглядит немного иначе. Исследование показало границы влияния наследственности, не зависящей от окружающей среды, и позволило выявить преимущества психического развития, обусловленные обогащенной средой.

Как говорилось выше, Гуа так никогда и не оправдала ожидания Келлогга в отношении освоения человеческого языка, так как она не смогла имитировать человеческую речь. Напротив, этого нельзя сказать о Дональде, который имитировал некоторые звуки Гуа.

Кажется, подобный эксперимент должен лишний раз убедить научное сообщество в несостоятельности надстройки в виде высокоорганизованного и переусложненного социума, но этого не происходит.

Опыты на собаках, снятые скрытой камерой в секретных лабораториях США в 2018 году

Десятки собак породы бигль были засняты в секретных лабораториях США. Внедрившиеся в виварии сотрудники самой известной Зоозащитной организацией — HSUS, отсняли шокирующие материалы.

HSUS — Общество защиты животных Соединённых Штатов — расположен в Вашингтоне самая большая зоозащитная организация в мире. На 2007 год число членов организации 10,6 млн.

Видео и фото в представленных материалах было снято в ходе секретного расследования, проведенного правозащитной организацией Humane Society of United States (HSUS) в период с апреля по август 2018 года.

На нем показаны собаки в начале годичного исследования, которое по словам HSUS, было закреплено контрактом с Dow AgroSciences из Мичиганской лаборатории, и который предусматривает принудительное кормление фунгицидом для 36-ти собак породы бигль.

Dow AgroSciences — является дочерней компанией, полностью принадлежащей Dow Chemical Company, и специализируется не только на сельскохозяйственных химикатах, таких как пестициды, но также на семенах и биотехнологических решениях

Собакам принудительно вводят в пищевод, а также внутривенно химикаты фунгициды.

Трубку засовывают в пищевод собаки и вводят лекарство от мигрени прямо в желудок с помощью метода дозирования, т.е. через желудочный зонд. Собакам вводят внутривенно химикаты

Фунгициды — это химические вещества для борьбы с грибковыми болезнями растений, а также для протравливания семян с целью освобождения их от спор паразитных грибов. Концентраты фунгицидов токсичны для человека и животных и в больших дозах — смертельны.

Некоторых собак подвергали очень высоким дозам химикатов — таких высоким, что в пищевод нужно было засовывать до четырех капсул фунгицида.

HSUS отметили, что кампания Dow AgroSciences, проводимая такие жестокие и бесчеловечные опыты на собаках публично признала, что этот годовалый тест с научной точки зрения оказался бесполезным.

Среди подопытных вивария была молодая собака по имени Харви, которая явно искала внимания и ласки у людей, и была охарактеризована сотрудниками лаборатории как «хороший мальчик».

Харви использовался в опыте, проведенном для проверки безопасности двух химических веществ, которые включали хирургическое вскрытие полостей в груди собаки и вливание этих веществ в открытую полость.

Как заметил один сотрудник лаборатории, день, когда Харви был убит, был «лучшей жизнью, которую он знал», просто потому, что ему позволили из своей стерильной клетки бегать по полу в течение минуты до того, как его перенесли по коридору лаборатории в отдел вскрытия — для эвтаназии.

Работник лаборатории Charles River Laboratories в Маттаване (штат Мичиган), держит бигля, использованного в опытах, незадолго до того, как его умерщвлят

Лаборатория Чарльза Ривера провела тесты на собаках по крайней мере 25 компаний во время расследования HSUS.

По данным HSUS, более 60000 собак используются в экспериментах в секретных лабораториях США каждый год, включая тесты на токсичность пестицидов, лекарств, зубных имплантатов и других продуктов.

В течение почти 100 дней расследования HSUS задокументировал почти два десятка краткосрочных и долгосрочных экспериментов, которые включали тесты на собаках, включая тест на фунгицид.

Материалы фото и видео были сняты в секретных лабораториях Мичигана, жестокие опыты проводились в рамках ежегодного исследования.

ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ ДАННЫХ ОПЫТОВ (ВИВИСЕКЦИИ):

  • Собаки породы бигль подвергаются принудительному кормлению фунгицидом в течение одного года испытаний в химической лаборатории вивария;
  • В конце 12-месячного эксперимента, 36 гончих будут убиты, как отработанный материал;
  • Более 60000 собак использовали в экспериментах в лабораториях по всей территории США;
  • Собаки используется в тестах на токсичность пестицидов, лекарств, зубных имплантанов, косметической продукции, бытовой химии.

Около 36 биглей в лабораториях Charles River Laboratories в Маттаване (Mattawan, Ontario), штате Мичиган, проходят годичное исследование токсичности по требованию компании, занимающейся производством сельскохозяйственных химикатов, и цель которой — тестирование новой продукции — ядохимиката фунгицида.

Бигли, которые выдержат все ужасные испытания и доживут до назначенной даты окончания опытов в июле 2019 года, будут убиты для того, чтобы их органы исследовать на предмет повреждений от вводимого собакам яда.

Бигли, использованные в опытах на токсичность пестицидов Dow Agrosciences, содержатся в клетках из нержавеющей стали, и согласно показаниям HSUS, собак разрешалось кормить принудительно только пестицидами несколько раз в день. Десятки собак породы бигль, включая этого пса по имени Харви, были использованы в ряде исследований, в том числе на наркотики и фунгицид, в лаборатории Чарльз Ривер в Маттаване, штат Мичиган. Лабораторные бигли в секретных лабораториях США и Франции Лаборатория Чарльз Ривер проводила тесты на собаках по крайней мере для 25 компаний, в том числе в одной, где у бигля были открыты полости грудной клетки и заполнены наркотиками. На фото изображена одна из собак, использованных для этого исследования.

Китти Блок, президент и главный исполнительный директор Humane Society of United States и президент Humane Society International, сказала:

«К сожалению, опыты на животных этого вивария не единственные. Подобные эксперименты проводятся в сотнях лабораторий в Соединенных Штатах каждый год, при этом более 60 000 собак страдают. Но это не должно быть судьбой для этих 36-ти биглей. В течение многих месяцев мы убеждали лабораторию закончить ненужный тест и выдать собак нам.

Мы приложили немало усилий, чтобы заставить данную компанию прекратить тесты на собаках, ведь каждый день этих биглей в клетках, которых ежедневно травят, — это еще один день, который приближает этих бедняг к мучительной смерти.

Читайте также:  В Калининграде вылечили и выпустили в море двух тюленей

Мы обращаемся к народу, чтобы нас поддержали, и чтобы убедить кампанию Dow AgroSciences немедленно прекратить жестокие тесты на животных.»

В своем заявлении президент Dow AgroSciences сказал, что он «приверженец обеспечения безопасности, выпускаемой его кампанией продукции, а также заботы и благополучия подопытных животных.»

Он добавил, что тестирование на животных не является чем-то бессмысленным для их организации, и «что кампания не может прекратить опыты, когда этого требуют регулирующие органы».

Также он добавил, что его кампания стремится найти альтернативы тестированию на животных. В заявлении, опубликованном в Twitter , он отметил, что бизнес по производству фунгицидов был связан с Corteva Agriscience, сельскохозяйственным подразделением DowDuPont.

А пока кампания по производству химикатов Dow AgroSciences «стремится найти альтернативу опытам над животными» — десятки ни в чем неповинных и преданных человеку животных — страдают от ужасной боли и мучений в лабораторных клетках, и умирают…. К сожалению, таких лабораторий, где ставят опыты над животными тысячи по всему миру.

* Для справки:

По данным PETA, Charles River Laboratories является крупнейшим в мире виварием. Многие животные в Charles River Laboratories разводятся на лабораторных фермах в ужасных условиях содержания или забираются из дикой природы и у частников, которые продают своих питомцев в лаборатории за деньги.

Они постоянно проводят жестокие опыты на животных. Животные должны ежедневно испытывать боль и стресс в тесных одиночных клетках. Многим животным не дают наркоз или болеутоляющих средств, и их убивают в конце каждого теста, когда они пережили ужас и боль, но больше не нужны для исследования.

По данным зоозащитников США, пример жестоких опытов, которые провели в лабораториях Charles River Laboratories, было тестирование на трех собаках, которых принудительно кормили испытуемым веществом каждый день в течение пяти дней. У них началось учащение пульса, затрудненное дыхание, а тело было очень холодное на ощупь. Один пес умер, а два других были умерщвлены позже.

У Лабораторий Чарльза Ривера есть много нарушений AWA. Они допустили «ошибки», которые привели к мучительной смерти беззащитных животных. Одним из примеров является примат самка, которая была заперта в своей клетке и была сожжена заживо в высокотемпературной моечной машине, когда работник «забыл» вывести обезьянку оттуда.

Генеральный директор Charles River Labs Джеймс К. Фостер называет исследовательские лаборатории WIL «уважаемыми и научно превосходными». Митинги против опытов над животными в лабораториях Charles River Laboratories

Существует множество методов тестирования, не связанных с животными, которые дешевле, быстрее и надежнее.

По материалам Humane Society of United States (HSUS)

Эксперимент: «Деньги, обезьяны и… проституция»

Двое ученых из Йельского университета (экономист и психолог) решили научить обезьян пользоваться деньгами. И у них получилось. Идею денег, как оказалось, могут усваивать существа с крохотным мозгом и потребностями, ограничивающимися едой, сном и сексом. Капуцины, на которых проводился эксперимент, считаются зоологами одними из самых глупых приматов.

«На первый взгляд, и вправду кажется, что им в жизни больше ничего и не нужно. Вы можете кормить их зефирками весь день, и они будут уходить и приходить, уходить и приходить за ними постоянно. Поэтому вы подумаете, что капуцины — ходячие желудки», — говорят ученые.

Американские этологи провели эксперимент по введению «трудовых» отношений в стае капуцинов. Они придумали в вольере «работу» и «универсальный эквивалент» — деньги. Работа состояла в том, чтобы нажимать на рычаг с усилием в 8 килограммов. Значительное усилие для некрупных обезьян. Это для них настоящий малоприятный труд.

За каждое нажатие рычага обезьяна стала получать кисть винограда. Как только капуцины усвоили простое правило «работа = вознаграждение», им тут же ввели промежуточный агент — разноцветные пластмассовые кружочки. Вместо винограда они стали получать жетоны разного «номинала». За белый жетон можно было купить у людей одну кисть винограда, за синий — две, за красный — стакан газировки и так далее.

Вскоре обезьянье общество расслоилось. В нем возникли те же самые типы поведения, что и в человеческом сообществе. Появились трудоголики и лодыри, бандиты и накопители. Одна обезьяна умудрилась за десять минут нажать на рычаг 185 раз! Очень денег хотелось заработать. Кто-то предпочитал работе рэкет и отнимал у других.

Но главное, что отметили экспериментаторы: у обезьян проявились те черты характера, которые ранее не были заметны — жадность, жестокость и ярость в отстаивании своих денег, подозрительность друг к другу.

В продолжение изучения экономического поведения, обезьянам вручили другие «деньги» в виде серебряных дисков, с отверстием в середине. Через несколько недель капуцины усвоили, что за эти монетки можно получать пищу.

Экспериментатор, который в молодости увлекался марксизмом, не стал проверять, правда ли труд превращает обезьяну в человека. Он просто раздал обезьянам эти монетки и научил использовать их для покупки фруктов. Перед этим выяснили, кто что любит, чтобы установить для каждой из обезьян свою шкалу предпочтений.

Сначала такса была единой — за кислое яблоко и кисть сладкого винограда просили одинаковое количество монет. Естественно, яблоки не пользовались успехом, а запасы винограда таяли. Но картина резко поменялась, когда цена на яблоки вдвое снизилась. После довольно долгого замешательства обезьяны решали практически полностью потратить свои монеты на яблоки. И только изредка позволяли себе полакомиться виноградом.

В один из дней, когда все подопытные животные в общей клетке уже знали, что одни предметы стоят дороже, а другие – дешевле, одна из обезьян проникла в отсек, где хранилась коммунальная касса и присвоила все монетки себе, отбиваясь от людей, пытавшихся отобрать у нее металлическую добычу. Так обезьяны совершили первое «ограбление банка».

Среди обезьян оказались и фальшивомонетчики. Однажды ученые вырезали из огурца похожий на валюту обезьян кружочек. Сначала капуцин начал его жевать, но потом попытался купить на эти «фальшивые деньги» что-нибудь повкуснее.

Прошло еще несколько дней, и капуцины открыли для себя феномен проституции. Молодой самец дал монетку самке. Ученые думали, влюбился и сделал подарок. Но нет, «девочка» вступила за деньги с кавалером в половую связь, а затем пошла к окошку, за которым дежурили ученые, и купила у них несколько виноградин.

Все остались довольны: и обезьяны, и ученые. Обезьяны освоили либерально-капиталистические отношения, а ученые защитили докторскую.

ВложениеРазмер
chenetal2006.pdf281,92 КБ
Final_JPE06.pdf531,93 КБ

Комментарии (6)

“Сокращая расстояние между наблюдательным пунктом и стаей, которая жила в полной гармонии, Джейн вместе с кинооператором Гуго ван Лавиком смогла запечатлеть на пленке эпизоды, свидетельствующие, в частности, о том, что шимпанзе используют – и изготовляют! – орудия: очистив от листьев прутик, они медленно опускали “удочку” внутрь термитника. Термиты, впившиеся жвалами в чужеродный предмет, извлекались наверх и поедались хитроумными ловцами. Джейн обнаружила также, что шимпанзе отнюдь не вегетарианцы. Их добычу составляли больше двадцати видов животных, главным образом молодые бушбоки, поросята кистеухой свиньи, детеныши гверецы, а также (как и у других человекообразных) птенцы и яйца! Все это и множество других поведенческих черт, подмеченных исследователями, изменило представление о нашем отдаленном родиче, групповой образ жизни которого в чем-то подобен образу жизни охотников-собирателей Южной Америки.

Джейн Гудолл добилась неслыханных результатов, изучая диких шимпанзе в их естественной среде. Но она не остановилась на этом. Привыкнув к присутствию человека, шимпанзе стали подходить все ближе к лагерю, и однажды какой-то отважный самец заглянул в одну из палаток. Наградой за смелость был банан, в глазах шимпанзе поистине “твердая валюта”, неведомая в окружающем лесу. Обычно большая часть дня проходит у этих приматов в поисках малопитательного корма – листьев растений свыше девяноста видов, более полусотни разных плодов, а также некоторых цветков и почек. Естественно, приятные на вкус сытные бананы быстро взяли верх над обычным рационом. Что повлекло за собой примечательные последствия. Облегчая себе работу, исследователи стали регулярно подкармливать шимпанзе бананами: наблюдать животных, не покидая лагерь, было куда проще, чем следить за ними, когда они беспорядочно бродили по лесу, разыскивая привычный корм. Тем самым, по сути, кончилось изучение нормального образа жизни диких шимпанзе.

Джейн Гудолл должна была уяснить себе, что не следует использовать бананы как приманку, когда начались жестокие драки между шимпанзе и павианами, которые тоже стали приходить за угощением. В обычных условиях вряд ли есть причины для стычек между этими двумя видами, и было странно наблюдать, как меньшие ростом острозубые павианы задирали крупных, мускулистых шимпанзе. Все это можно увидеть в телефильме, снятом по заказу Национального географического общества США. Показано также, как шимпанзе убивает детеныша павиана, после чего вся стая поедает своего далекого родича. Репрессия в отместку за “террористические акции” взрослых павианов? Мало того, что “твердая валюта” в виде заманчивых вкусных плодов вызвала аномальную межвидовую агрессию. Когда студенты из отряда Джейн Гудолл решили записать звуки, издаваемые шимпанзе, она вызвалась им помочь и высыпала на землю целую корзину бананов. Последовало нечто вроде того, что происходило в прошлом, когда в тропических городах туристы бросали горсти монет детям бедняков. Полный хаос, яростные драки. За звуками дело не стало! Шимпанзе покрупнее хватали охапки плодов и с дикими криками набрасывались на сородичей, пытавшихся что-то добыть. Развернулась жесткая борьба за “твердую валюту”

Наблюдения в Национальном парке Гомбе длятся больше двадцати лет. Палатки сменились домиками, среди местного населения наняли десять постоянно работающих помощников, и целый ряд исследователей подключаются к дальнейшему изучению шимпанзе, которые окончательно осели вокруг лагеря. У этих приматов есть один звук, служащий для контакта между членами стаи и с находящейся поодаль другой стаей; это позволяет поддерживать нужное расстояние между соседями, подобно тому как вой волков помогает их стаям избегать нежелательных столкновений. Теперь нормальное поведение шимпанзе и в этом отношении было нарушено.

В фильме Джейн рассказывает про необычные жуткие явления. Стая, которая привыкла ориентироваться на станцию подкормки, постепенно разделилась на две группы. Одна (ее называли Касакелской) закрепилась на территории вокруг “бананового центра”, другая, поменьше числом, обосновалась по соседству. Ставшая уже обыденной агрессивность в конце концов приобрела совсем жестокий характер, “в поведении шимпанзе появились неведомые ранее черты”. От трех до шести самцов из большей, Касакелской группы, соединяясь вместе, стали систематически преследовать и избивать отдельных особей из меньшей группы. Это были кровавые драки, совсем не похожие на нормальные для шимпанзе чисто демонстративные выпады во время споров за главенство. Если раньше потасовки длились не больше минуты, теперь они могли продолжаться до двадцати минут, и жертву избивали до полусмерти. Так, одному шимпанзе сломали ногу, другому вместе с шерстью вырвали клочья кожи. За четыре года побоищ погибли от ран семь самцов и минимум одна самка! Джейн комментирует в фильме: “Теперь, когда мы знаем, какими агрессивными могут быть шимпанзе, нельзя без содрогания не отметить, что это делает их еще более похожими на людей, чем мне представлялось раньше”.

К этим ужасам добавились другие пагубные для стаи черты поведения. Одна взрослая самка и ее дочь похищали детенышей у других самок из той же группы и поедали их! Исследователи наблюдали четыре подобных случая каннибализма; похоже было, что такая же участь постигла еще шестерых детенышей. “Почему они так поступали? Честное слово, не знаю”, – говорит Джейн в фильме. Не странно ли, что бригада исследователей, включая саму Джейн Гудолл, не разобралась в случившемся и не поняла, что скопление многих особей в одном месте нарушило нормальные поведенческие реакции и что вызванный частой конфронтацией стресс как раз и явился причиной совершенно аномальных явлений – убийств и каннибализма. Ярчайший пример гибельных последствий стресса!

Впрочем, такие промахи и оплошности в исследовании отнюдь не редкость; не всегда можно сразу выявить причинно-следственные связи. Вспоминается один случай на борту “Линдблад эксшюрер”, круизного судна, на котором собрались любознательные туристы и целый отряд орнитологов, лимнологов, океанологов и других специалистов. Внезапно взревела сирена, и в громкоговорителях раздался голос капитана: “Все наверх!” Собравшись на палубе, мы увидели редчайшее, как нам казалось, явление – Амазонка вдруг изменила свое течение! Один участок илистого берега за другим, разрушаемые потоком, сползали в воду, падали могучие деревья. Мы снимали на фото- и кинопленку, комментируя увиденное и радуясь, что на нашу долю выпала наблюдать нечто из ряда вон выходящее.

Лишь много месяцев спустя я сообразил, что тогда произошло. Большое судно, бросившее якорь посреди реки, нарушило нормальное течение, и могучий поток принялся размывать плотный слой ила, на котором успели вырасти столетние великаны! Наше удивление и радость от встречи с необычным сродни эмоциям бригады Джейн Гудолл, усердно снимавшей на пленку своеобразное поведение шимпанзе. Вызванное как раз тем, что обезьян стали потчевать бананами!”

Ссылка на основную публикацию