Кот Боко сдвинул деревянную палочку, на которую была закрыта дверь, и его хозяйка смогла выйти

Кот Боко сдвинул деревянную палочку, на которую была закрыта дверь, и его хозяйка смогла выйти

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 422
  • КНИГИ 593 569
  • СЕРИИ 22 198
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 554 219

Александр Степанов родился в 1949 г о ду в селе Серебрянка Новосибирской области. Окончил медицинское училище, сельскохозя й ственный институт, служил в Армии, раб о тал фельдшером, зоотехн и ком, преподавал в школе. В 1997 году в ы шла его первая книга стихов «Строго между нами». А.Степанов член Союза писателей России с 2002 года. В настоящее время живёт в городе Волгодо н ске Ростовской области.

кота Васьки, его Хозяйки и их друзей продолжаются,

Приключения кота Васьки, его Хозяйки и их друзей продолжаются, или Путешествие в Подземелье: сказка: Александр Владимирович Степанов. – Волгодонск: Самиздат, 2019. – 128 с.

Четвёртая книга из тетралогии о приключениях кота Васьки, Хозяйки и их друзей рассказывает о приключении героев в подземном государстве и освобождении гномов от власти злодея-колдуна Бугадуба.

с которой начинается новая сказка

– Хозяюшка милая, внученька, просыпайся, вставай, – бабушка Лена склонилась над Хозяйкой и легонько потрепала её за плечо.

Хозяйка что-то пробормотала в ответ и недовольно натянула одеяло на голову.

– Не прячься, – засмеялась бабушка, – вставай, посмотри, кто к нам приехал.

Хозяйка с трудом раскрыла заспанные глаза, нехотя взглянула на стоящую в дверях женщину и вдруг, забыв про сон и своё недовольство, резко подпрыгнула в кровати, соскочила с неё, чуть не опрокинув бабушку, кинулась улыбающейся женщине на шею.

– Мама, мама, – закричала Хозяйка, обнимая её и целуя в нос и губы, – Мама приехала!

Мама, молодая красивая женщина, плакала от счастья и тоже целовала дочку. Бабушка Лена стояла в уголке комнаты и вытирала глаза цветастым передником. И только кот Васька не обращал внимания на эти женские ничего незначащие, по его мнению, слёзы.

Рассуждал он, конечно, правильно. Ну стоит ли реветь, разводить мокроту, когда нет никакого горя, а есть только радость. По-доброму, надо скакать до потолка, петь песни и угощать гостей чем-нибудь вкусным и полезным для организма: сметаной, например, колбасой, котлетами.

К несчастью, Васька не умел говорить, поэтому высказать своё мнение ему не удалось. Спасибо, хоть бабушка Лена оказалась умной старушкой. Она повела всех на кухню и стала угощать и гостей, и хозяев всякой вкуснятиной.

Васька получил всё, что ему причиталось, после чего снова отправился в спальню и улёгся на Хозяйкину кровать. «После еды, – считал он, – лучшее занятие – поспать в тёплой и мягкой постели».

А женщины остались на кухне пить чай и вести никому не нужные разговоры. Мама рассказывала, как она с Хозяйкиным папой три года работала в госпитале одного латиноамериканского государства, как они скучали по Родине, родне и в особенности по маленькой Хозяйке.

Затем бабушка доложила о том, как они жили в деревне, как Хозяйка училась, помогала ей по хозяйству. А Хозяйка ничего не говорила, а просто счастливо улыбалась и прижималась к самому родному человеку – маме. Она слушала разговоры старших, не вникая в их суть, счастье переполняло её и ей так хотелось, как это обычно делает кот Васька, замурлыкать, чтобы все поняли, насколько она довольна жизнью.

Наконец мама встала из-за стола, поблагодарила бабушку и сказала Хозяйке:

– Всё, доченька, нам пора собираться, мы сейчас поедем домой в

город, скоро за нами приедет папа.

Бабушка Лена тоже подскочила, заохала, заахала, запричитала, да погостите, мол, да не торопитесь, да отдохните.

– Что ты, мама, принялась успокаивать её дочь, – нам отдыхать некогда, Коле уже завтра надо быть на работе, а мне через два дня. И по Хозяйке мы соскучились, пусть с нами поживёт. Ей тоже скоро в школу идти.

– Ох, беда, ох, беда, пойду хоть продукты какие приготовлю, сумки соберу.

– Мама, – воскликнула Хозяйкина мама, – нам ничего не надо, у нас всё есть.

– То, что у вас есть, – отозвалась бабушка Лена, – у нормальных людей даже черви есть не будут.

Пока взрослые выясняли отношения, Хозяйка занялась своими делами. Она достала самую большую сумку и стала наполнять её нужными и не очень нужными вещами. Мы ведь редко задумываемся, нужна та или иная вещь, мы просто кидаем её в чемодан или сумку.

– А, – говорим мы обычно, – полежи, потом разберёмся.

Хозяйка не была исключением. Она кидала в сумку всё, что имело к ней хоть какое-то отношение.

– Вот, – говорила она, укладывая в сумку вещь за вещью, – сапоги, вот книжка, вот платье, вот не знаю что, вот… А что это вот? Ишь ты палочка, похожа на указку. Бог с ней, пусть и она полежит в сумке. Может, пригодится.

Так она собиралась и собиралась, пока в комнату не вошла мама.

– Хозяюшка, ты готова?

А тут уже подъехал папа, и все начали вновь целоваться, кто за встречу, кто за расставание. Папа ухватился за сумки, мама стала что-то объяснять бабушке. Они суетились, пытались что-то втолковать друг другу, и все смеялись и плакали. Хозяйкины родители успокаивали бабушку, что, впрочем, не совсем у них получалось. Хозяюшка слушала их, пока не надоело, потом перебила всех и громко сказала:

– Никуда без Васьки я от бабушки Лены не поеду. Где я буду жить, там и Васька. А если вам не нравится, то, где будет жить Васька, там буду и я.

Смолкнувший на минуту гул родительских голосов, снова оживился.

– Зачем нам в городской квартире нужен кот? – возмутилась Хозяйкина мама.

– А как я буду жить без Васьки? – возмутилась бабушка.

– А вы не спорьте, – спокойно рассудила Хозяйка, – вы ведь любите меня, и знаете, что без Васьки я ни туда и ни сюда.

Мама очень любила Хозяйку, а бабушка ещё больше, поэтому отказать ей в маленькой ничего не значащей просьбе они никак не могли. А потому среди вещей в машине Васька с большой радостью уселся на коленях Хозяйки и всю дорогу пел ей весёлые песни.

в которой кот Васька

превращается в говорящего кота

В городе пришлось делать то же, что и в деревне, только наоборот. Там вещи упаковывали и рассовывали по сумкам, здесь же их стали распаковывать и раскладывать по своим местам. У Хозяйки была своя комната, поэтому свои сумки она распаковывала сама. Кот Васька на новом месте вёл себя, как показалось Хозяйке, не адекватно: сначала он обошёл все углы, потом проверил все возможные места для лежанки, потом плюнул на всё и забрался на Хозяйкину кровать. Мягче и удобнее места он не нашёл во всей комнате.

Пока Васька дремал, Хозяйка раскладывала вещи из сумок на свои места. Книги – в шкаф, карандаши – в стол, палочка, похожая на указку. Интересно, а куда эту палочку? Хозяйка думала, да ничего не придумала, а потом решила отправить её в коробку для игрушек.

– Пусть эта палочка будет волшебной, когда я буду играть с куклами.

В это время в комнату вошла её мама:

– Хозяюшка я хочу подарить тебе гномиков. Когда мы с папой были в Швейцарии, их подарили нам наши друзья. А они купили их где-то в далёкой стране. Я уже и не помню, в какой.

Гномики были так искусно сделаны, что казались живыми. Один из них старенький, словно дед, с длинной до пояса бородой, другой молоденький, совсем ещё ребёнок, сидел у старика на руках, крепко прижавшись к нему. Одеты они одинаково в длинные синие кафтаны с большими блестящими пуговицами и серые брюки. На ногах старинные лапти, а на голове – высокие остроконечные шляпы: у старика с колокольчиком на верхушке, у малыша – с соской-пустышкой. Из чего они были сделаны, Хозяйка так и не поняла: то ли из глины, то ли из меди, то ли неизвестно из чего.

Читать онлайн “Гигиена” автора Петрушевская Людмила Стефановна – RuLit – Страница 3

К вечеру девочка угомонилась. Николай спросил, сходила ли она в туалет. Девочка с трудом отвечала, что да, сходила в трусы, и попросила попить.

В комнате девочки находилась детская кровать, раскладушка, шифоньер с вещами всей семьи, запертый на ключ, ковер и полки с книгами. Уютная детская комната, которая теперь волей случая превратилась в карантин. Николай прорубил в двери что-то вроде оконца и велел девочке принять на первый случай бутылку на веревочке, где был суп с хлебными крошками, все вместе. В эту бутылку девочке велено было мочиться и выливать в окно. Но окно было заперто на верхний шпингалет, девочка так до него и не дотянулась, да и с бутылкой было придумано плохо. Вопрос с экскрементами должен был решиться просто — выдирался лист или два из книги, на него испражнялись и выбрасывали в окно. Николай сделал из проволоки рогатку и пробил, выстрелив три раза, довольно большую дыру в окне.

Девочка, правда, показала все плоды своего воспитания и испражнялась неряшливо, не на бумагу, не успевала сама следить за своими желаниями. Ее по двадцать раз на дню спрашивала Елена, не хочет ли она ка-ка, она отвечала, что не хочет, и в результате оказывалась измаранной. Кроме того, трудно было с питанием. Бутылок И веревок было ограниченное количество, веревка каждый раз отрезалась, и девять бутылок валялось в комнате к тому моменту, когда девочка перестала подходить к двери, вставать и отвечать на вопросы. Кошка, видимо, не вставала с тела девочки, она, правда, не появлялась в поле зрения давно, с тех пор, как Николай стал охотиться на нее с рогаткой, поскольку девочка скармливала кошке почти половину того, что сама получала в бутылке, все это выливалось ей на пол. Девочка не отвечала на вопросы, кроватка ее стояла у стены и не попадала в поле зрения.

Трое предшествующих суток, борьба за устройство жизни девочки, все эти нововведения, попытки как-то научить девочку подтираться (до сих пор это делала за нее Елена), передача воды, чтобы она как-то умылась, все эти уговоры, чтобы девочка подошла под дверной глазок за бутылкой (один раз Николай хотел помыть девочку, вы лив на нее бидон горячей воды вместо подачи корма, и тогда она стала бояться подходить к двери), — все это настолько буквально стерло в порошок обитателей квартиры, что, когда девочка перестала отзываться, все легли и заснули очень надолго.

Но потом все завершилось очень скоро. Проснувшись, бабушка с дедушкой в своей постели обнаружили кошку со все той же окровавленной мордой — видимо, кошка ела девочку, но вылезла через отдушину — попить, что ли. Ай, ой, закричали, застонали бабушка с дедушкой, на что в ответ возник в дверях Николай и, выслушав все плачи, просто захлопнул дверь и завозился с той стороны, запирая дверь на стул. Дверь не только не стала открываться, но и отдушины Николай не сделал, отложили это. Елена кричала и хотела снять стул, но Николай запер ее в ванной — снова.

Читайте также:  В калужском зверинце малыша-лемура спасли от ласки его же родных

А Николай лег на кровать и начал вздуваться, вздуваться, вздуваться. Прошлой ночью он убил женщину с рюкзаком, а она, видимо, была уже больна, так что не помогла дезинфекция ножа над газом — кроме того, Николай тут же, на улице, над рюкзаком поел концентрата ячменной каши, хотел попробовать и, на тебе, все съел.

Николай все смекнул, но поздно, когда уже стал вздуваться. Вся квартира грохотала от стуков, мяукала кошка, в верхней квартире тоже дело дошло до стука, а Николай все тужился, пока, наконец, кровь не пошла из глаз, и он умер, ни о чем не думая, только все тужась и желая освободиться.

И дверь на лестницу никто не открыл, а напрасно, потому что, неся хлеб, шел по квартирам тот молодой человек, а в квартире Р. все стуки уже утихли, только Елена немного скреблась, исходя кровью из глаз, ничего не видя, да и что было видеть в абсолютно темной ванной, лежа на полу.

Почему молодой человек пришел так поздно? Да потому, что у него очень много было на участке квартир, четыре громадных дома. И второй раз молодой человек пришел в этот подъезд только вечером на исходе шестого дня, через три дня после того, как затихла девочка, через сутки после исхода Николая, через двенадцать часов после исхода Елениных родителей и через пять минут после Елены.

Однако кошка все мяукала, как в том знаменитом рассказе, где муж убил жену и заложил ее кирпичной стеной, а следствие пришло и по мяуканью в стене разобралось, в чем дело, поскольку вместе с трупом в стене был замурован любимый кот хозяйки и жил там. питаясь ее мясом.

Кот мяукал, и молодой человек, услышав единственный живой голос в целом подъезде, где уже утихли, кстати, все стуки и крики, решил бороться хотя бы за одну жизнь, принес железный ломик, которым дворники скалывают зимой лед, — а теперь он валялся во дворе весь в крови, — и взломал дверь. А что же он увидел? Черная знакомая гора в ванной, черная гора в проходной комнате, две черные горы за дверью, запертой на стул, оттуда и выскользнула кошка. Кошка ловко прыгнула в отдушину, грубо выбитую еще в одной двери, и там послышался человеческий голос. Молодой человек снял и этот стул, и вошел в комнату, усеянную стеклом, сором, экскрементами, вырванными из книг страницами, безголовыми мышами, бутылками и веревками. На кроватке лежала девочка с лысым черепом ярко-красного цвета, точно таким же, как у молодого человека, только краснее. Девочка смотрела на молодого человека, а на подушке ее сидела кошка и тоже пристально смотрела.

Сестры, стр. 96

Катя осталась одна. Телегин и Даша уехали в Петроград. Катя проводила их на вокзал, – они были до того рассеянные, как во сне, – и вернулась домой в сумерки.

В доме было пусто. Марфуша и Лиза ушли на митинг домашней прислуги. В столовой, где еще остался запах папирос и цветов, среди неубранной посуды стояло цветущее деревцо – вишня. Катя полила ее из графина, прибрала посуду и, не зажигая света, села у стола, лицом к окну, – за ним тускнело небо, затянутое облаками. В столовой постукивали стенные часы. Разорвись от тоски сердце, они все равно так же постукивали бы. Катя долго сидела не двигаясь, потом взяла с кресла пуховый платок, накинула на плечи и пошла в Дашину комнату.

Смутно, в сумерках, был различим полосатый матрац опустевшей постели, на стуле стояла пустая шляпная картонка, на полу валялись бумажки и тряпочки. Когда Катя увидела, что Даша взяла с собой все свои вещицы, не оставила, не забыла ничего, ей стало обидно до слез. Она села на кровать, на полосатый матрац, и здесь, так же как в столовой, сидела неподвижно.

Часы в столовой гулко пробили десять. Катя поправила на плечах платок и пошла на кухню. Постояла, послушала, – потом, поднявшись на цыпочки, достала с полки кухонную тетрадь, вырвала из нее чистый листочек и написала карандашом: «Лиза и Марфуша, вам должно быть стыдно на весь день до самой ночи бросать дом». На листок капнула слеза. Катя положила записку на кухонный стол и пошла в спальню. Там поспешно разделась, влезла в кровать и затихла.

В полночь хлопнула кухонная дверь, и, громко топая и громко разговаривая, вошли Лиза и Марфуша, заходили по кухне, затихли, и вдруг обе засмеялись, – прочли записку. Катя поморгала глазами, не пошевелилась.

Наконец на кухне стало тихо. Часы бессонно и гулко пробили час. Катя повернулась на спину, ударом ноги сбросила с себя одеяло, с трудом вздохнула несколько раз, точно ей не хватало воздуху, соскочила с кровати, зажгла электричество и, жмурясь от света, подошла к большому стоячему зеркалу. Дневная тоненькая рубашка не доходила ей до колен. Катя озабоченно и быстро, как очень знакомое, оглянула себя, – подбородок у нее дрогнул, она близко придвинулась к зеркалу, подняла с правой стороны волосы. «Да, да, конечно, – вот, вот, вот еще…» Она оглядела все лицо. «Ну, да, – конечно… Через год – седая, потом старая». Она потушила электричество и опять легла в постель, прикрыла глаза локтем. «Ни одной минуты радости за всю жизнь. Теперь уж кончено… Ничьи руки не обхватят, не сожмут, никто не скажет – дорогая моя, милочка моя, радость моя…»

Среди горьких дум и сожалений Катя внезапно вспомнила песчаную мокрую дорожку, кругом поляна, сизая от дождя, и большие липы… По дорожке идет она сама – Катя – в коричневом платье и черном фартучке. Под туфельками хрустит песок. Катя чувствует, какая она вся легкая, тоненькая, волосы треплет ветерок, и рядом, – не по дорожке, а по мокрой траве, – идет, ведя велосипед, гимназист Алеша. Катя отворачивается, чтобы не засмеяться… Алеша говорит глухим голосом: «Я знаю, – мне нечего надеяться на взаимность. Я только приехал, чтобы сказать это вам. Я окончу жизнь где-нибудь на железнодорожной станции, в глуши. Прощайте…» Он садится на велосипед и едет по лугу, за ним в траве тянется сизый след… Сутулится спина его в серой куртке, и белый картуз скрывается за зеленью. Катя кричит: «Алеша, вернитесь!»

…Неужели она, измученная сейчас бессонницей, стояла когда-то на той сырой дорожке и летний ветер, пахнущий дождем, трепал ее черный фартучек? Катя села в кровати, обхватила голову, оперлась локтями о голые колени, и в памяти ее появились тусклые огоньки фонарей, снежная пыль, ветер, гудящий в голых деревьях, визгливый, тоскливый, безнадежный скрип санок, ледяные глаза Бессонова, близко, у самых глаз… Сладость бессилия, безволия… Омерзительный холодок любопытства…

Катя опять легла. В тишине дома резко затрещал звонок. Катя похолодела. Звонок повторился. По коридору, сердито дыша спросонок, прошла босиком Лиза, зазвякала цепочкой парадного и через минуту постучала в спальню: «Барыня, вам телеграмма».

Катя, морщась, взяла узкий конвертик, разорвала заклейку, развернула, и в глазах ее стало темно.

– Лиза, – сказала она, глядя на девушку, у которой от страха начали трястись губы. – Николай Иванович скончался.

Лиза вскрикнула и заплакала. Катя сказала ей: «Уйдите». Потом во второй раз перечла безобразные буквы на телеграфной ленте: «Николай Иванович скончался тяжких ранений полученных славном посту исполнения долга точка тело перевозим Москву средства союза…»

Кате стало тошно под грудью, на глаза поплыла темнота, она потянулась к подушке и потеряла сознание…

На следующий день к Кате явился тот самый румяный и бородатый барин – известный общественный деятель и либерал князь Капустин-Унжеский, – которого она слышала в первый день революции в Юридическом клубе, – взял в свои руки обе ее руки и, прижимая их к мохнатому жилету, начал говорить о том, что от имени организации, где он работал вместе с покойным Николаем Ивановичем, от имени города Москвы, товарищем комиссара которой он сейчас состоит, от имени России и революции приносит Кате неутешные сожаления о безвременно погибшем славном борце за идею.

Князь Капустин-Унжеский был весь по природе своей до того счастлив, здоров и весел и так искренне сокрушался, от его бороды и жилета так уютно пахло сигарами, что Кате на минуту стало легче на душе, она подняла на него свои блестевшие от бессонницы глаза, разжала сухие губы:

– Спасибо, что вы так говорите о Николае Ивановиче…

Князь вытащил огромный платок и вытер глаза. Он исполнил тяжелый долг и уехал, – машина его чудовищно заревела в переулке. А Катя снова принялась бродить по комнате, – останавливаясь перед фотографическими снимками чужого генерала с львиным лицом, брала в руки альбом, книжку, китайскую коробочку, – на крышке ее была цапля, схватившая лягушку, – опять ходила, глядела на обои, на шторы… Обеда она не коснулась. «Что же вы, скушали бы хоть киселя», – сказала горничная Лиза. Не разжимая зубов, Катя мотнула головой. Написала было Даше коротенькое письмо, но сейчас же порвала.

История №1015252

Очень секретный клуб

Заперев за хозяйкой дверь, британский шпион Джон Смит подошёл к окну только что снятой комнаты. Через щель в плотных занавесках внимательно осмотрел дом напротив. Окна затянуты точно такими же шторами, но балконы практически соприкасаются. Проще, чем отнять конфету у ребёнка!
В здание напротив Джон пытался проникнуть весь день. Попытка прорыть подкоп из соседнего подвала закончилась приездом дератизаторов – наружу полезли крысы, распугивая соседей. Высадка с вертолёта сорвалась из-за антенн на крыше. Проникнуть под видом какой-нибудь службы шпиону не удалось – досмотр на входе был серьёзней, чем в покои Её Величества, да хранит Её Бог!
Тогда Смит обратил внимание на балконы.
Выйдя на балкон, Джон ловко подтянулся на перилах. Запрыгнув, он поправил высокий цилиндр и уселся на парапет, повесив рядом зонтик. Зачем шпиону на балконе зонтик, спросите вы? Ну, вы и спросили!
Каждый уважающий себя британский шпион, а Джон Смит к таким, безусловно, относился, всегда держит при себе зонтик. Во-первых, им удобно отбиваться от бродячих собак, убегая от преследователей. К домашним собакам это не относится, с ними у Джона всегда были хорошие отношения. Как выражался один русский шпион из КГБ, в Лондоне Джона знала каждая собака.
В ручке зонтика всякий правильный шпион прячет маленькую фотокамеру. А то вдруг понадобится срочно снять секретные документы, а большую камеру отняла охрана или украли бандиты.
Внутри острого, потускневшего от солнца и тумана, кончика зонта, разумеется, находится рация. Правда, из-за того же тумана она работает так себе. И постоянно норовит принять какую-нибудь московскую радиостанцию. И это – в Лондоне!
Если вдруг придётся прыгать с небольшой высоты, хороший зонт может поработать парашютом.
Наконец, им можно укрыться от дождя – частого гостя этого города.
Вы, наверное, решили, что шпионский зонтик, кроме всего прочего, обязан бесшумно стрелять стальными иглами, смоченными в кураре. Оставьте при себе эти глупости из шпионских комедий, ни один уважающий себя шпион на такое не пойдёт. Нынешний сырой лондонский воздух разложит любой яд. В конце концов, для чего тогда придуманы стреляющие ботинки, взрывающиеся зажигалки и титановые цилиндры?
В жилетном кармашке часы проиграли “Правь, Британия, морями!”. Пять часов – время пить чай.
Дом – вот он, никуда не убежит. Да и осмотреться нужно. Пока Смит на “своём” балконе, он ничего не нарушает. А отсюда окна ещё ближе. Уже видны толстые бронированные стёкла, заключённые в стальные рамы. Придётся повозиться, благо карманный автоген в зажигалке заранее заправлен смесью газов.
Вынув из глубокого кармана потрёпанного шпионского пальто позеленевший термос, Джон налил ароматную жидкость в извлеченную из цилиндра красную термочашку. Ничего необычного – эксцентричный англичанин пьёт чай, сидя на деревянных перилах балкона. Закрыв глаза, шпион вдохнул аромат, затем отхлебнул тёмно-жёлтый эликсир. Лёгкий ветерок ласково трепал стальные пруты арматуры на соседнем строящемся здании, но ничуть не мешал Джону наслаждаться чаепитием.
– Приятного аппетита, мистер Смит! – раздался рядом голос.
Если вы думаете, что после этого Джон Смит испугался, потерял равновесие и был вынужден воспользоваться зонтиком для прыжка с балкона, то глубоко ошибаетесь.
– Благодарю вас, сэр! – учтиво откликнулся шпион и открыл глаза.
На соседнем балконе, прямо на перилах, сидел его коллега, Джек Блэк, шпион из соседнего отдела. Почти полная копия мистера Смита, тот же титановый цилиндр, потрёпанное пальто с бездонными карманами, безукоризненные серые брюки, безупречная белая рубашка, шпионский зонтик на перилах. Только чашку Джек держал синего цвета. Коллега весело болтал длинными ногами, обутыми в чёрные ботинки на резиновой подошве, благодаря которым любой шпион мог передвигаться бесшумно.
– Не правда ли, чудесный сегодня вечер? – осведомился Блэк и отхлебнул чай.
– Определённо! – согласился Смит. – Однако, Джек, как вы так бесшумно смогли забраться на этот балкон? Старина Кью что-то говорил про вакуумные ботинки, но сетовал, что слишком они тяжёлые. Ваши туфли точно самые обычные, не смотря на то, что они стреляют.
– Боюсь, что ботинки старины Кью так и не выйдут из лаборатории, – посетовал Блэк. – Нет, Джон, ничего особенного, я просто вышел на балкон через ту дверь.
Настоящий джентльмен никогда не покажет пальцем. Проследив направление кивка головы, Смит удивился:
– Разве это не одно из самых охраняемых зданий Лондона? Неужели вы разоружили охрану, отключили все системы безопасности и вскрыли все секретные двери за какие-то пять минут, пока я договаривался с хозяйкой об оплате аренды?
– Увы, мистер Смит, у меня другая миссия. – Джек допил чай. – Я должен остановить вас, пока вы не начали вскрывать стены направленным взрывом или резать закалённую сталь автогеном. Нынешний владелец здания сам пригласил нас внутрь. Показал все комнаты, включая чердак и подвал.
– С чего это вдруг такая щедрость?
– Полчища крыс и зависающие над крышей вертолёты убедят кого угодно. Владелец попросил нас оставить его в покое и мы пошли ему навстречу. Никаких русских, китайских и других шпионов здесь нет и не предвидится. Обычный частный клуб, один из многих в нашем городе.
– Что это за клуб с японской сигнализацией, танковой сталью оконных рам и тщательным досмотром на входе?
– Рекомендую! – Джек протянул визитную карточку клуба. На первый взгляд, на тонком белом картоне чернел беспорядочный набор слов. Но Джон Смит имел высшую отметку по шифрам и без труда прочёл название “Клуб параноиков”.

Читайте также:  Куклачёв — о «щенячьем взгляде»: Коты ещё большие манипуляторы

отличный рассказ! и концовка не банальна..
я бы сказал, что новый О.Генри

Ты забыл написать, что и чай в термосе был специальный. Под его действием организм Смита вырабатывал как раз ту смесь газов для его зажигалки-автогена.

Кот Боко сдвинул деревянную палочку, на которую была закрыта дверь, и его хозяйка смогла выйти

The Painscreek Killings

249уникальных посетителей
5добавили в избранное

Открываем дверь в аванпост шерифа. Все необходимое находится в кабинете. Слева от двери будет находиться фонарик и карта, которые нужно забрать. Подходим к столу. Рядом со стулом приседаем и забираем ключ от ящика стола. Открываем ящик ключом, забираем ключ от ворот. Достаем из нижнего ящика и читаем дневник Джеймса Говарда.

Слушаем сообщение на автоответчике. Правее пытаемся открыть шкафчик с картотеками, но он заперт. Выходим из здания.

Ключом от ворот отпираем их и заходим в город.

Идем по улице вперед к гостинице Энны:

У гостиницы будет стоять автомобиль, обращаем на него внимание.

Заходим в здание. На доске объявлений в холле видим рекламу средства для отпирания автомобилей “Слим Джим”. В комнате администратора осматриваем журнал регистрации, который лежит на стойке рядом с телефоном. Слушаем сообщение на автоответчике. Читаем заметку о больнице в газете, что лежит слева. Забираем с ключницы ключи от номеров. Поднимаемся на второй этаж.

Дверь комнаты 201 заперта. В остальных комнатах ничего полезного нет. Выходим из гостиницы.

Идем в больницу:

Входим в ворота, затем во входную дверь в вестибюль. На стойке регистратуры лежит записка о ключе от церкви. Читаем список больных и журнал посещений. Двигаясь по указателям, ищем Emergency Center. Со скамьи берем ключ-карту. Проходим к Office. Свет гаснет и открыть дверь больше не представляется возможным.
Оборачиваемся и видим слева сестринский пост. С доски объявлений забираем карту больницы. Уходим из больницы.

Направляемся к церкви:

Левее от входа в церковь есть еще одна дверь. Рядом с ней, в одном из горшков для цветов зеленого цвета забираем ключ от церкви. Отпираем дверь главного входа.

Открываем дверь по левую сторону от алтаря, проходим вперед. На холодильнике находим записку. Выходим. Пытаемся войти в кладовую (Storage), но дверь заперта. Поднимаемся на второй этаж.

Входим в комнату напротив лестницы (чуть левее). В верхнем ящике стола читаем дневник Скотта Брукса. Снимаем со стены плакат с самолетами и обнаруживаем сейф. Рассматриваем лежащую на столе деревянную модель самолета, на которой при ближайшем рассмотрении обнаруживаем надпись “3 мая 1985”. Вводим код от сейфа “5385“, читаем лежащую внутри записку, читаем дневник.
Идем дальше по коридору и входим в дверь справа. В левом верхнем ящике стола берем ключ от кладовой, читаем записку. Спускаемся обратно на первый этаж.

Отпираем дверь кладовой. Из ящика для инструментов берем “Слим Джим“. Ящик с вещами Скотта открыть не можем. Уходим из церкви.

Возвращаемся к гостинице. С помощью “Слим Джим” отпираем автомобиль. Читаем дневник Стивена Мосса. Обращаем внимание на закрытый ящик для перчаток.

Отправляемся в особняк мэра:

Проходим через ворота, поднимаемся по ступенькам и идем влево, в калитку. Проходим веред, спускаемся по лестнице в сарай. Вводим код от замка “8831”.
Читаем записку на стене, с полки забираем ключ от ящика, выходим. Возвращаемся к главному входу в особняк.
Проходим немного вперед и поворачиваем налево, в коридор. Сворачиваем в библиотеку, забираем с коробки на столе карту второго этажа. Поднимаемся туда по белой лестнице с ковром желтого цвета. Поворачиваем вправо и открываем Security room кодом “025241“.
Из ключницы забираем ключ от комнаты Триши и ключ от чайной. Туда (в чайную) и отправляемся. В верхнем ящике тумбочки берем ключ от главной спальни. Читаем дневник. Идем к комнате Триши.
Открывает дверцу шкафа, на которой висит записка, забираем ключ от хижины, читаем дневник. Ключом от ящика открываем тумбочку справа от кровати. Из нижнего ящика достаем крест, читаем последний дневник Триши.

Из верхнего – ключ от дома. Идем к бару. Направляемся по коридору в сторону тренажерного зала. Проходим через него и спускаемся по лестнице. Проходим по коридору и открываем ключом дверь по правой стороне. На полу у окна лежит ключ от номера 201. Выходим из особняка.

Направляемся к охотничьему домику:

Ключом открываем дверь.
Справа от камина, в нижнем ящике тумбочки забираем ключ от сундука. Обращаем внимание на запертую дверь напротив ванной комнаты. Покидаем хижину.

Следуем к гостинице:

На втором этаже отпираем дверь номера 201. В среднем ящике стола обнаруживаем фотографии. На одной из них изображено углубление в стенке шкафа. Обращаем внимание на запертый чемодан. Выходим из гостиницы.

Следующая цель – церковь:

Идем в кладовую. Открываем полученным в хижине ключом сундук. Забираем ключ от подвала.

Возвращаемся в охотничий домик:

Ключом из сундука отпираем дверь в подвал. Спускаемся.
Осматриваем боковую стенку шкафа, сдвигаем дверцу, вставляем крест, найденный в спальне Триши. Открываем дверцы шкафа. Тянем шнур от лампочки вверху.

Открываем одиночный ящик стола, достаем карту канализации и ключ от входа. Стоит также сделать фотографию карты на стене. Покидаем хижину.

На аллее Мэйпл, после одного лестничного пролета, слева от него находим строение серого цвета. Открываем найденным в секретной комнате ключом:

Отправляемся к выходу из канализации в районе больницы:

Проходим в Electrical room. Дергаем выключатель, подавая питание. Отправляемся в Morgue. На полу возле стола подбираем ключ от чемоданчика. Поднимаемся на первый этаж здания. Разблокируем Office ключ-картой. В третьем левом ящике стола находим ключ от палаты 203. Поднимаемся на второй этаж, отпираем палату 203.
Из верхнего ящика тумбочки рядом с кроватью берем ключ от спальни. Поднимаемся на крышу.
Осматриваем сломанное ограждение. Спускаемся и выходим на крыльцо, осматриваем контур из мела на земле. Уходим из больницы.
Двигаемся к гостинице. В ней проходим в номер 201.
Ключом открываем чемодан, читаем записку с кодом, покидаем гостиницу.

Отправляемся в аванпост шерифа:

Открываем картотеки кодом 7741, из нижнего шкафчика достаем ключ от машины. Возвращаемся к автомобилю у гостиницы. Полученным ключом открываем отделение для перчаток, достаем ключ от ящика. Заходим в гостиницу.

За стойкой администратора открываем почтовый ящик 201. Рассматриваем фото, читаем записку и дневник.

Отправляемся на бульвар Сильвер Лэйк, к дому 4, возле ограды которого находим водосток. Идем на Блэк Пэйн Роуд, к дому под номером 40. Открываем входную дверь ключом, найденным в комнате Триши.

На втором этаже отпираем ключом из палаты 203 комнату. С ключницы забираем ключ от дома. Покидаем дом.

Отправляемся к фотомастерской Оливера:

Открываем ключом из дома Дороти. Проходим в открытую дверь, в кабинет. Достаем гаечный ключ из ящика с инструментами. Идем на улицу.

Возвращаемся к дому 4 на Сильвер Лэйк. Гаечным ключом открываем решетку стока, достаем ключ XIX века. Идем в церковь.

Идем на второй этаж, в кабинет. Подходим к светильнику на стене и нажимаем кнопку. Вставляем ключ из стока, поворачиваем. Заходим в открывшийся проход. Слушаем запись на магнитофоне в нижнем ящике стола.

Fran Bow

Прохождение игры – Страница 5

Теперь осматриваем эти же листки в той последовательности, в которой они стояли в реальности. На листке с номером 1 в реальности в мире кошмаров написана цифра 8 и указана стрелка вправо. Листок с цифрой 2 из реальности закрывает механический кролик. Даем кролику морковку и, дождавшись момента, когда он нагнется за морковкой, быстро смотрим на листок за кроликом. На листке видим цифру 5 и стрелку вправо.

Читайте также:  В Московском зоопарке рассказали о будущем потомстве панд Жуи и Диндин

Достижение STEAM: Еще дважды подбираем морковь и угощаем ею кролика-робота. Всего за игру мы скармливаем ему три морковки. Открываем достижение «Feeding the robot rabbit».

Осматриваем оставшиеся листки и получаем:

  • Цифра 1 в реальности – цифра 8, стрелка вправо
  • Цифра 2 в реальности – цифра 5, стрелка вправо
  • Цифра 3 в реальности – цифра 8, стрелка влево
  • Цифра 4 в реальности – цифра 6, стрелка вправо
  • Цифра 5 в реальности – цифра 9, стрелка влево

Теперь, когда у нас есть все данные, крутим большой вентиль слева от щитка и видим, как опускается механическая рука. Нажимаем на синюю кнопку на двери, которую прежде уже нажимали, и поднимаемся на уровень выше. Щелкаем по люку и видим, что он закрыт на кодовый замок. К счастью, мы уже узнали правильную комбинацию – это именно те значения, которые были указаны на листках в мире кошмаров. Справа и слева от барабана есть стрелки, нажав на которые мы изменим положение барабана. Над самим барабаном есть маленькая кнопка, которая позволяет сбросить значение и вернуться к начальным условиям. Крутим барабан, т.е. нажимаем на стрелки рядом с ним, в следующей последовательности:

  • Вправо – восемь раз
  • Вправо – пять раз
  • Влево – восемь раз
  • Вправо – шесть раз
  • Влево – девять раз

Люк открывается – спускаемся вниз. Включаем свет в комнате, нажав на синюю кнопку слева от лестницы. Оказывается, сегодня день нашего рождения! Итворд с мистером Полночь испекли прекрасный торт и подарили нам сверток. Открываем инвентарь, выбираем сверток и нажимаем действие « Использовать ». В свертке оказался игрушечный кот, с помощью которого мы сможем попадать в ультра-реальность. Задуваем свечи на торте, после чего происходит поломка автопилота. Итворд просит разделаться с появившимся на корабле камалом. Движемся в проход слева от лестницы, а затем проходим в дверь слева. Принимаем таблетки.

Приняв таблетку, видим большого черного камала. Движемся направо к колонке и приближаем её. Снимаем со шланга изоленту и подставляем под капли воды ведро из инвентаря. Заматываем изоленту и выходим из приближения. Обливаем камала водой из ведра и видим, как он ускользает на крышу. Идем налево, затем поворачиваем направо и поднимаемся вверх по лестнице. Подходим к установке с большим вентилем. Крутим вентиль так, чтобы чайник на его вершине был развернут направо. Тянем за рычаг установки и поливаем водой камала. Теперь переводим чайник в крайнее левое положение и снова тянем за рычаг. Далее дважды крутим вентиль и опускаем рычаг. Мы победили камала! Спускаемся вниз и закрываем банку.

Проходим к Итворду и делимся с ним своими успехами. Смотрим видеоролик.

Глава 4: Часть II . Предписание доктора

Пережив крушение корабля, поднимаемся и говорим с котиком. Примечаем, что таблеток в баночке не осталось. Направляемся по тропинке слева и по улице Туманной снова идем налево. Оказываемся у своего дома и пытаемся войти, но дом заперт. Приближаем горшки слева от входной двери и поднимаем их поочередно. Под одним из горшков находим записку, в которой Фрэн пишет о том, что она взяла ключ. Далее нажимаем на горшок справа от двери и велим котику взобраться по растению, чтобы проникнуть в дом. Снова пытаемся открыть дверь и ведем беседу с подъехавшим доктором Дирном. Доктор сажает нас в автомобиль и увозит. Говорим с Дирном по дороге и изучаем газетные вырезки, в которых утверждается, что Фрэн насмерть замерзла в лесу. Приехав на кладбище, идем направо за доктором и договариваемся отыскать лопаты, с помощью которых мы откопаем тела наших родителей.

Достижение STEAM: Спичками из инвентаря поджигаем свечи на могиле родителей. Получаем достижение «Memorial».

Возвращаемся к машине и достаем из нее лом. Дважды проходим направо и ломом вскрываем деревянную дверь. Знакомимся с шишкой Себастьяном и узнаем, что ему нужна кожа для брачного обряда. Возвращаемся к автомобилю, приближаем его и ножом срезаем кусок кожи с сиденья. Спешим к Себастьяну, вручаем шишке кожу и осматриваем кладовку, в которой не находим ничего полезного. Возвращаемся к могиле родителей, забираем у доктора лопату и применяем её на могиле. Откопав три гроба, ломом поочередно вскрываем их. Говорим с доктором и следуем за ним к машине.

Глава 5: Дом безумия

Реальность (играем за Фрэн)

Просыпаемся в своем доме, прикованные к кровати. Говорим со своей тетушкой Грэйс и после её ухода осматриваем комнату, щелкая по любым предметам. Вскоре перед нами появляется вторая Фрэн из ультра-реальности.

Ультра-реальность (играем за вторую Фрэн)

Открываем шкаф справа и достаем из него коробку с ключами. Используем коробку с ключами на цепи Фрэн и методом перебора подбираем подходящий ключ. Освободим первую Фрэн, отдаем ей листок, который просил передать Палонтрас. Приходит медсестра и уводит вторую Фрэн.

Реальность (играем за Фрэн)

Встаем с кровати и заглядываем в шкаф. Из картонной коробки берем воздушные шары, а с нижней полки слева достаем школьный портфель. Сдвигаем на вешалке розовое, а затем зеленое платье. Видим голубое платье с большой розовой пуговицей, ножом срезаем пуговицу. Отходим от шкафа и приближаемся к дому куклы. Достаем прищепку с клавишами, перекладываем шишку и часы с левой полки на правую. Видим на задней стенке левой полки силуэт ключа, срезаем обои ножом из инвентаря и достаем ключ. Теперь выглядываем в окно и говорим с деревом, которое ест камал. Обещаем помочь дереву и возвращаемся в свою комнату. Открываем инвентарь и изучаем шкатулку Палонтраса. На передней стороне шкатулки видим изображение глаза в центре и два изображения уха по бокам передней стенки. Изучаем листок-подсказку, которую пушистый доктор передал через вторую Фрэн.

Запоминаем порядок нажатия на уши и глаза, указанный в подсказке. В этой же последовательности нажимаем на уши и глаза на самой шкатулке.

  • Нажимаем два раза левое ухо
  • Нажимаем один раз правое ухо
  • Нажимаем дважды глаз
  • Нажимаем один раз левое ухо
  • Нажимаем один раз глаз

Открыв шкатулку, извлекаем из нее еще один ключ и инструкцию по сборке часов Эког. В инвентаре изучаем черного игрушечного кота и открываем карман на животе, за которым обнаруживаем замочную скважину. Вставляем в замок ключ с рукояткой в форме головы кота и наблюдаем, как кот возвращает нам дверь в комнату, которая прежде исчезла. Выходим из своей комнаты и оказываемся в коридоре с дверьми в разных плоскостях. С круглого журнального столика берем маленький ключ . Этим ключом отпираем дверь с номером 105 и заходим в нее. Пытаемся взять ключ из черепа на стене, но его челюсти сильно сжаты. Движемся налево, где говорим с купающимся мальчиком и забираем у него мыло. Возвращаемся в коридор и единственным ключом в инвентаре отпираем дверь в 104 комнату. Заходим внутрь и заводим беседу с глазом Окулой, сообщающим о том, что наш котик спустился в подземелье Мабуки. В арке справа щелкаем по выключателю и снимаем одну лампочку с колонны слева от глаза. Со столика берем расческу и тянем за веревку слева от столика. Забираемся в картину со ступеньками, следуем налево и со стола берем бутылку. Теперь приближаем шарманку, в слот справа вставляем пуговицу и крутим рукоятку слева. Достаем появившиеся плоскогубцы и выходим из приближения. Забираем черный провод, подключающий шарманку к сети. Возвращаемся в коридор и снова посещаем комнату 105. Плоскогубцами достаем ключ изо рта черепа и движемся налево. Открываем кран слева от ванной, используем на кран воздушные шары и наполняем их водой. Также наполняем водой бутылку. Выключаем воду, бежим в коридор, а оттуда перемещаемся в свою спальню. Выглядываем в окно и трижды бросаем воздушные шары с водой на камала. Освободив дерево, получаем от него веточку. Ключом из черепа открываем комнату 102 и заходим в нее. Ножом срезаем веревку на шее кота и забираем будильник. Тянем за рычаг справа и по хвосту кота проходим на правый островок. С дерева снимаем перчатку. Теперь мы собрали все предметы, необходимые для сбора часов Эког.

По хвосту возвращаемся налево и открываем крышку на спине кота. В кота складываем все предметы, необходимые для сбора часов, а именно: портфель, лампочку, будильник, бутылку с водой, кусок мыла, перчатку, черный шнур и клавиши пианино. Как только все предметы окажутся внутри, из пасти кота появляются часы Эког – подбираем их. Забираемся в лифт и, нажав на панель управления лифтом, поднимаемся вверх. Говорим с висящей головой, и расчесываем люцеферну волосы расческой. Веткой из инвентаря дотягиваемся до ключа и забираем его. Возвращаемся в коридор, где ключом отпираем комнату 103 и заходим внутрь. Перед нами находится огромное лицо Мабуки. Щелкаем по нему и говорим с деревом. Применяем на Мабуке часы Эког и говорим с ней. Спускаемся по лестнице вниз, щелкаем по устройству на левой стене и получаем талон. Движемся налево и оказываемся в зале ожидания, где общаемся со всеми посетителями. Очередь тянется очень медленно, и некоторые больные ждут уже месяц в очереди, надо этот процесс как-то ускорить.

Говорим с существом, отдаленно напоминающего козла, и узнаем, что у него талон с номером 2, т.е. он следующий, кто зайдет на прием к доктору. Применяем свой талон на козле и предлагаем ему поменяться талонами. Козел соглашается, при одном условии – мы должны поставить ему диагноз. Поднимаемся вверх и заходим в комнату 104, где у Окулы спрашиваем про пациента. Плачем во флакончик и возвращаемся в зал ожидания, где вручаем флакон со слезами козлу. Движемся на один экран вправо и отдаем талон с цифрой 2 медсестре. Оказывается, без предварительной записи к доктору не пускают. Медсестра дает нам визитку клиники и велит нам записаться на прием по телефону. Поднимаемся в комнату 105, приближаем телефонный аппарат и набираем на нем номер неотложки. Записавшись на прием, возвращаемся к медсестре и говорим с ней. Заходим в комнату справа и общаемся с Ремором. Приходим в себя и заходим в единственную открытую дверь. Говорим с котиком в клетке.

Достижение STEAM: Пытаемся выйти из кабинета, после чего дверь захлопывается. За дверью примечаем черно-белую фотографию и осматриваем ее. Получаем достижение «The old story».

Достижение STEAM: Видим доктора Дирна на электрическом стуле, слева от которого находится рычаг. Трижды пускаем разряд тока через доктора, опустив рычаг. Открываем достижение «This is Electroman!».

Со стола справа берем шприц и вкалываем его доктору Дирну. Говорим с тетей Грейс и следуем за ней налево. Смотрим финальный видеоролик.

Достижение STEAM: Пройдя игру, получаем достижение «The end».

Ссылка на основную публикацию